Библиотека
Новые книги
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Психиатрия для нормальных людей

Пороки входят в состав добродетели, как и ядовитые снадобья в состав целебных средств.

Козьма Прутков

Триста человек заняли свои места. Сегодня будут не лекции, читаемые одними специалистами для других, а практические занятия по тестам и анкетному методу. Бригада ленинградских психиатров приступила к работе.

- Товарищи! Каждый из вас получил книжку с пятьюстами шестьюдесятью шестью вопросами-мнениями и анкеты-матрицы с пятьюстами шестьюдесятью шестью пронумерованными клетками. Если вы согласны с предлагаемым вам мнением, перечеркните верхнюю часть клетки, если не согласны - нижнюю. Помните, в тесте работают несколько детекторов и будьте предельно внимательны. Каждый из вас может оставить анкету анонимной, проставить инициалы либо полностью фамилию. Проставившие инициалы получат свою психологическую характеристику по шести показателям. Для написавших фамилию открыты двери нашего лесного психиатрического кабинета, и профессор даст о вас сведения по более расширенной программе.

Итак:

"1. Вам нравятся научно-популярные журналы по технике.

2. У вас хороший аппетит.

3. Чаще всего вы просыпаетесь утром свежим и отдохнувшим.

4. По вашему темпераменту вы могли бы работать в библиотеке.

5. Вы легко просыпаетесь от шума.

6. Любите читать в газетах фельетоны и заметки о происшествиях.

7. Ваши руки и ноги обычно теплые..."

Тридцать лет назад перед научными работниками Миннесотского университета в США была поставлена трудная задача: разработать диагностическую систему психических заболеваний. Если в медицине, как нередко говорят, меньше науки и больше искусства, что же тогда говорить о психиатрии? И кто такой психиатр: ученый, утешитель, чародей?

Нужен огромный клинический опыт, чтобы не разойтись в диагнозе на консилиуме и разобраться в десятке патологических отклонений, составляющих костяк психических заболеваний. Там, где порой проблематичен даже столь обычный для медицины процесс, как лечение. Помимо всего прочего, существуют этические трудности, непонимание таинственного механизма интеллекта и из-за этого боязнь потерять рассудок, почти средневековый ужас перед умалишенным. Непредосудительно обратиться к глазному врачу или терапевту, но человек не может пока непринужденно сказать сослуживцам, что был на приеме у психиатра.

Правда, теперь все чаще говорят о психопрофилактике и психогигиене, как и профилактике и гигиене вообще. Начинаются широкие психические обследования. Психиатр снимает с себя мантию таинственности и пишет популярные книги для "Эврики", выступает с лекциями, открывает свой кабинет в заводском цехе, ищет контакты с психологами, социологами, кибернетиками.

Но вернемся в Миннесотский университет. Трудная задача была решена, и, надо сказать, остроумно.

Сначала решили обратиться к самим психиатрам, стучали в двери их кабинетов и просили разрешения присутствовать на приеме. Как известно, эти врачи большей частью разговаривают с больными. Умение вести беседу - вот что ценится здесь. Ибо это почти единственный способ извлечения нужной информации. По-видимому, разработать хорошую диагностическую систему - значит, найти способ формализации сведений, извлекаемых при разговоре, чтобы с минимальными усилиями и в короткий срок узнать то, что нужно.

Кропотливо выделялись из словесной руды элементарные мысли-мнения. Постепенно составилась коллекция, насчитывающая несколько тысяч таких мнений. Ее дали на просмотр тем же знатокам-психиатрам. Каждый голосовал за те мнения, которые считал важными в диагностической практике, не аргументируя, почему они важны. Если большинство голосовало "за" - мнение оставлялось. Так после чистки получилась "энциклопедия мнений". Ее назвали "Эм-Эм-Пи-Ай", что значит: "Миннесотский многофакторный личностный опросник". Потом психологи долго шлифовали каждое мнение, упрощая его смысл и снимая престижность. Потом в разных странах переводчики переводили опросник на другие языки, и снова психологи шлифовали перевод, сверяя его с языком оригинала. Эта работа в мировом масштабе еще окончательно не завершена.

В вопросник сразу заложили два "детектора" - внимательности (общая валидность) и лжи (природная неискренность). По существу, это самостоятельные тесты.

Первый из них включает 64 мнения, позволяющие проверить, насколько тестируемый был последовательным при ответах и нет ли здесь элемента случайности. Эта цель достигается контрольными вопросами, прямо или косвенно проверяющими непротиворечивость ранее высказанным мнениям, а также подсчетом ответов, не совпадающих со статистическим большинством.

Если приводится вопрос, на который более 90 процентов людей говорят "да", а вы утверждаете "нет" - это еще ни о чем не говорит (мало ли какие у вас были на это причины). Когда же несовпадение повторяется 10-15 раз, вступает в силу теория вероятностей, исключающая возможность такого частого несовпадения. При более чем 15 несовпадениях результаты тестирования вообще бракуются. Здесь большую роль играют условия проведения эксперимента. Если опрос проводится в шумном помещении, где ходят, заглядывают через плечо и сами тестируемые ведут себя несерьезно, комментируют, советуются с соседями - вероятность брака резко увеличивается.

Пример: "Я люблю свою мать". Почти все реципиенты не отрицают этого. Когда же вы утверждаете обратное, тому возможны три объяснения: у вас действительно плохая мать, вы сами плохо относитесь к ней или же просто ошиблись. В данном случае возможная ошибка берется на учет, и при ее повторениях "детектор" бьет тревогу.

"Детектор" лжи включает 15 вопросов, про которые можно сказать, что психолог-"доводчик" не снял с них полностью налет престижности. На этом и ловится тестируемый. И здесь одно попадание ни о чем не говорит. С престижным признанием "Мои манеры за столом в домашних условиях не так хороши, как в гостях" не согласиться - значит либо солгать, либо заявить о повышенных требованиях к собственным манерам. "Детектор" на всякий случай это запомнит, а через некоторое время задаст вам другой вопрос, совсем не по поводу манер, и снова посмотрит, что вы ответите.

Когда я впервые познакомился с "Эм-Эм-Пи-Ай", то, естественно, первым делом решил испытать его на себе. Тестируемым и экспертом был я сам, стесняться было некого, и в глубине души я рассчитывал на самую высокую оценку по искренности. Но надежда не оправдалась. Нет, я не получил плохой оценки; она была более чем приличная. Но не лучшая. Как у некоторых других. Позже, детально разобравшись, что такое "детектор" лжи, и помня, по-видимому, как действуют его ловушки, я подвергнул себя повторному тестированию. Результат был тот же. Сработал автоматизм.

К настоящему времени на основе "энциклопедии мнений" во всем мире созданы сотни тестов, далеко выходящих за пределы психиатрии. "Энциклопедия" действительно оказалась энциклопедичной. Ее эффективность заключается в том, что она не старается поймать беззащитного испытуемого на каком-то варианте ответа, а учитывает любой ответ. Вот, например, мнение № 39: "Бывает, у меня появляется желание что-нибудь разбить". Вы сказали "да" - покатились три шара в лузы нормального характера, импульсивности и потребительского отношения к жизни. Вы сказали "нет" - два шара в пользу депрессивного состояния и зависимости в суждениях (хвостизм). Но возможности метода далеко не исчерпаны. Десятки, если не сотни тестов еще ждут своей разработки. Ряд тестов создан и в нашей стране.

Хвостизм
Хвостизм

Эксперимент затянулся на три с лишним часа. Участники выходили, щурясь, из зала, собирались группами у обрыва, смотрели на плоский залив с плоским Кронштадтом и обменивались мнениями.

Триста человек - триста психических структур, ни разу не повторившихся, но в чем-то похожих в целом у женщин и мужчин, молодых и старых, творческих работников и рутинеров, математиков и гуманитариев.

Если мысленно поместить всех людей на большой круглой площади с огненным кольцом психических заболеваний, то мало кто будет находиться точно в центре, а любое расстояние от центра - уже приближение к одной части кольца и удаление от другой.

И, как в "театре теней", начинают мелькать силуэты, по которым угадываются образы. Хнычет и жалуется на плохое самочувствие ипохондрик. Ему вторит мрачный депрессивный тип. С наслаждением бичуют себя раздражительный психастеник и злобный, склочный психопат. Но вот их заслоняет колоритная фигура маньяка - рвача по натуре, беспокойного, раздражительного и подозрительного эгоиста. За ним следует шизофреник - безразличный к себе и к жизни, язвительный и уязвимый. А подальше от всех держится пара: истерик и параноик. Один - общительный, внимательный к другим, доверчивый, мнительный и тревожный. Другой - справедливый, чувствительный, неуверенный и страшно обидчивый.

Тени исчезают. Перед нами снова обыкновенные люди, довольно симпатичные, со своими привычками и причудами, со своим отношением к жизни, к себе и другим, но, в общем, очень разные. Здесь и приходят на смену психиатрам психологи и социальные психологи. Они стараются понять, почему девушки ниже ценят себя, чем юноши, а женщины-директора - выше по сравнению с мужчинами-директорами. Почему более импульсивны техники и высшие руководители, чем творческие и административные работники среднего звена. Почему чувство тревоги развито в два раза выше у подчиненных, чем у начальников, и в три раза выше у лиц, примазавшихся к науке. С другой стороны, почему так спокойно чувствуют себя творческие ученые, библиотекари и архивисты? И еще многое другое.

Два года спустя мы снова беседуем с Олегом Александровичем. Эксперимент в Териоках позволил заложить основу многофакторного исследования личности, разработать нормативы, с помощью которых можно оценивать разные показатели, сравнивая разных людей. В архиве личностной службы накопилось уже более тысячи психологических портретов.

Только что свой портрет получил Олег Александрович. Сто чисел, над которыми можно размышлять не один день.

- Ну, как вы находите себя?

- Сказать, что я потрясен - может быть, немного сильно. Просто мне хочется молча уйти. Но я не уйду. Мне требуются комментарии.

- Ну, все очень просто. Самое главное, вы свободно прошли по валидности. Но кое к чему здесь можно прицепиться. Во-первых, не очень высокая компетентность: слишком копались в сути вопросов. Во-вторых, тенденция перечить. В-третьих, вы все-таки были невнимательны. Что же касается неискренности, общественной диссимуляции (приукрашивание себя в общественном плане) и медицинской симуляции (жалобы на здоровье), то здесь вы вне подозрений.

- Что означает эта кривая?

- То, что у вас прочная, вполне по возрасту психика, правда с шизоидным уклоном.

- Это опасно?

- Нисколько. Но если ваша жена имеет такой же пик и муж вашей дочери такой же, то по поводу внуков можно уже беспокоиться.

- Э, я чувствую, вы клоните к наследственности.

- А почему бы нет? Впрочем, шизоидный тип психики самый распространенный. Что же касается абсолютно прочной, молодой психики, без предрасположений, то обладатели ее - отнюдь не самые интересные в интеллектуальном отношении люди.

- Вы хотите сказать, что все интересные - немножко сумасшедшие?

- Не совсем так. Даже напротив, по статистике среди людей с высшим образованием чаще бывают психически неуравновешенные, но психически ненормальных больше среди имеющих начальное образование.

- А вот тест ошибся: он определил мне тридцать два года.

- Ну это не ошибка. Во-первых, точность самого теста плюс-минус два года; а во-вторых, тест определяет не ваш возраст, а статистику признаков старения, которые вы, естественно, можете недобрать или перебрать.

- Ну конечно, иначе бы все умирали в одно время, за исключением тех, кто попадает под машины.

- Да, и на этом же принципе построены другие медицинские тесты: потребность в лечении - та же статистика жалоб, алкоголизм - та же статистика признаков, показывающая, какое расстояние отделяет вас от хронического алкоголизма. Независимо от того, пьете вы или нет.

- Так, ну а о чем говорит ТЭРА?

- ТЭРА говорит, что творческая и эрудиционная способности у вас уравнены, что в интеллектуальной деятельности вы прежде всего берете активностью, а не интеллектом и, наконец, что вы ненавидите рутину. И еще, что у вас чувства преобладают над анализом, а анализ - над верой. Это значит, что в церковь на старости лет вы не придете, в науке особых успехов вы не добьетесь, а вот в искусстве...

- Наверное подействовали мои детские домашние спектакли.

- Идем дальше. Общая работоспособность под стать интеллектуальной продуктивности, отсутствие службистского характера связано с отвращением к рутинности, есть некоторые преподавательские способности и очень высокий школьный потенциал.

- А я неважно учился в школе.

- Школьный потенциал не коррелируется со школьными оценками (может быть, это и плохо). Пересилит ли у вас любопытство перед страхом, когда вы увидите змею? А в час стихийного бедствия, когда все прячутся в подвалы, не выйдете ли на улицу, чтобы посмотреть, что делается? Только не называйте это храбростью.

- Почему?

- Потому что храбрость не бывает просто так. Она всегда с чем-то связана.

- Дальше характер. Хорош ли он у меня?

- По крайней мере нормальный и средней оригинальности: открытый, довольно твердый и волевой, самоуверенный, но без достаточного самообладания и самоконтроля, не живой, но гибкий и слегка неуравновешенный, без импульсивности, чувствительности, эмоциональности, тревоги и мнительности. Честность не исключает поступки, вызывающие осуждение у окружающих, и, может быть, поэтому развита совестливость.

- Позвольте, все ли ваши подопечные согласны со своими портретами?

- А несогласие относится к отдельным, частным характеристикам, в основном престижного свойства, как, например, честность. Различия только в эмоциях: одни бурно выражают свой восторг, другие молча уходят.

- Простите, если можно, следующее.

- Следующее - отношение к жизни: почти оптимистическое, терпимое, независимое, с хорошей приспосабливаемостью к меняющимся условиям. Отношение к себе: довольно высокая самооценка, без приниженности, самоотчужденности и ханжества. Отношение к людям не враждебное, но и не благосклонное, со средним проявлением альтруизма.

- Что это значит?

- То, что вы не считаете людей априори хорошими, но ваша хорошая оценка окончательна. Если бы враждебность и благосклонность были, напротив, высоки, то последняя, конечно, маска. У вас нет нужды в привязанности и духа соперничества, но иногда мешает язвительность. При своем открытом характере вы очень коммуникативны, но без чувства коллективизма. Умеете подлаживаться под чужие мнения (конформизм), но при этом сохраняете независимость в суждениях (отсутствие хвостизма). У вас хороший авторитет и слабые организаторские способности. И наконец, социальные показатели...

- О, вот теперь вы навесите ярлык.

- Нет, не навешу. Сам по себе социальный статут (центростремительные силы, тянущие вас к людям) ничего не говорит о вашей душе. И социальная отчужденность (центробежные силы, толкающие вас от людей) в известных пределах совсем не плоха. Может быть, не выполняется норма одиночества, и летом появляется желание бежать ото всех подальше. Но предложи вам в лесу хорошую трапезу, так вы потребуете еще и сотрапезников.

Аналогичная зависимость между социальной значимостью и социальной уверенностью, социальными потребностями - нуждой в обществе и ответственности перед ним. У наших детей в целом развита потребительская тенденция: брать без спроса, бросать на пол бумажки, писать на стенах - лишь к тридцати годам она входит в норму. Социально-экономический статут - экономическое чутье. Конечно, бывают неблагоприятные сочетания, в особенности для некоторых сфер. Например, у человека большое экономическое чутье, но при явной потребительской тенденции и без чувства социальной ответственности. Ему просто не следует доверять материальные ценности.

- Так почему же вы не проверяете продавцов и завскладами?

- Все будет в свое время. И вот теперь уж, наконец, комплексный тест профориентации - супертест, работающий на основе данных, полученных по всем названным тестам. Сюда входят десять способностей: быть руководителем, работать на производстве, в конторе, сфере обслуживания и т. д. Это грубая ориентация. Но каждый может применительно к конкретным условиям разработать свои конкретные тесты.

Мы не заметили, как вышли из вычислительного центра на улицу и спохватились, когда ожидающие на трамвайной остановке стали прислушиваться к разговору.

- Итак, согласны вы с тем, что дано в портрете?

- Про одну часть я могу сказать, что знал это и без вас. Про другую: как это я сам раньше не догадался. Что касается третьей, то здесь приходится поверить на слово. А можно через год прийти и получить новый портрет?

- Не только можно, но и желательно.

- И будет что-то новое?

- Разница, как две фотографии, снятые в разное время: в чем-то будут искажения за счет метода, в чем-то проявятся ваша зрелость и результаты самовоспитания, в чем-то - естественные флуктуации - ритмичные колебания таких эмоциональных показателей, как энергия - усталость, счастье - горе, веселость - грусть, приветливость - отчужденность.

- Вопросов больше не имею. Теперь ваша очередь.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, оформление, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2010-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://managementlib.ru/ "ManagementLib.ru: Менеджмент - библиотека для управленца"