Библиотека
Новые книги
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Советский Союз и Соединенные Штаты Америки

Я уверен, что Советская власть 
догонит и обгонит капиталистов и 
что выигрыш, окажется у нас не 
только чисто экономический.

В. И. Ленин

История развития двух государств - Советского Союза и Соединенных Штатов Америки богата событиями огромного значения. К ним приковано внимание всего мира. Несмотря на сравнительную молодость этих государств (особенно СССР), оба они находятся на правых флангах двух миров, двух противоположных социальных систем. Сознание этого особого положения не оставляло меня, когда я наблюдал за жизнью США, сравнивая эту самую развитую страну капитализма с нашей страной.

В год рождения Советского государства его доля в мировом промышленном производстве составляла едва 3%. Соединенные Штаты в 1917 г. имели юбилейный пирог на столе со 141 свечой (США обрели независимость 4 июля 1776 г.) и давали половину всего мирового производства промышленной продукции.

Животворный ветер Октября, распахнувший двери в новую эпоху истории человечества, обеспечил нашей стране такой расцвет творчества, какого не видывал мир. Соотношение экономического могущества наших двух стран быстро меняется в пользу Советского Союза.

Как же относится к этому историческому процессу изменения соотношения сил и могущества наших стран сама деловая Америка? Нельзя ли из здешних, американских оценок и высказываний почерпнуть что-либо полезное для нас?

Многие американцы, с которыми приходилось беседовать на эту тему, хорошо знают высказывание В. И. Ленина, в котором он определял отставание дореволюционной России от высокоразвитых капиталистических стран на 50-100 лет.

Некий мистер Крамер, довольно богатый юрист, владелец конторы, говорил нам:

- Догнать идущего впереди нелегко, но любой, даже самый маленький, успех воодушевляет отстающего.

Однако, касаясь соотношения сил двух стран, мистер Крамер высказывал убежденность в невозможности для России догнать США в ближайший исторический период, а слово "обогнать" вообще неподходящее, по его убеждению, слово.

Другой наш собеседник, владелец завода по производству текстильных машин и оборудования, мистер Вильямс, вместо ответа, только улыбнулся и безнадежно махнул рукой: не может, дескать, и речи быть о возможности успешного соревнования на беговой дорожке, когда лидируют США. У США, заявил он, нет соперников.

Американский инженер-металлург Питерсон, сопровождавший советских специалистов при посещении одного из металлургических заводов города Кливленда, говорил:

- Советский Союз значительно увеличил выпуск стали, но все равно разрыв между производством металла в США и СССР слишком велик.

Он, видимо, готовился к нашей встрече и к этому разговору. Вынув записную книжку, он стал приводить цифры, которые должны были подтвердить его мысль. Цифры эти не раз публиковались в американской печати: "За 40 лет Советской власти русские произвели всего 720 млн. коротких тонн* стали, а США за это же время произвели 2620 млн. т, то есть в 3,5 раза больше". Это приблизительно верно. Но показательны ли эти цифры для перспектив развития СССР и США? Ни в коей мере!

* (Короткая тонна равна 0,907 метрической тонны.)

- Мистер Питерсон! А вы учитываете, какие это были годы? Помните ли вы, сколько из этих 40 лет было мирных для Советского Союза? Сколько лет наша страна, защищаясь от врагов, вынуждена была вести кровавые разрушительные войны? Не забыли ли вы, какие разрушения принесла нам последняя война, сколько советских людей погибло? - атаковали наши товарищи американского инженера.

- О да! Американцы знают, что русские люди храбрые и выносливые. Но это не может изменить самого факта, - твердил свое Питерсон.

Сегодня мы могли бы сказать американскому инженеру, что только за послевоенные 20 лет (1946-1965 гг.) в Советском Союзе произведено более 1 млрд. коротких тонн стали. Можно быть уверенным, что эта цифра произвела бы на Питерсона, человека, понимающего в статистике, сильнейшее впечатление, как, впрочем, и выплавка Советским Союзом в юбилейном 1967 г. 112 млн. коротких тонн стали. Действие подобных цифр на деловых людей Америки мне приходилось проверять и в Нью-Йорке и в Москве. Каждый раз оно было неотразимо.

Динамика развития нашей социалистической экономики поражает любого человека из любой страны, из любого лагеря. Если вычесть годы войн и периодов, когда мы восстанавливали разрушенное войной, то из всей биографии нашей страны на годы хозяйственного развития в условиях более или менее спокойных остается едва три десятилетия. И за этот срок былая отсталость дореволюционной России ликвидирована без остатка. Создано могучее социалистическое государство с сильной экономикой, передовой наукой, техникой, культурой. Добыча нефти только за время с 1946 по 1964 г. увеличилась в 10 с лишним раз, газа - в 28 раз. Производство электроэнергии возросло за эти годы почти в 10 раз. Быстро развивается химическая промышленность. В частности, производство минеральных удобрений за те же послевоенные годы увеличилось в 15 раз. И так по всем основным показателям.

На мистера Питерсона произвело огромное впечатление, когда наши товарищи ему рассказали, что советские доменные печи превосходят американские по коэффициенту использования полезного объема, а мартеновские - по съему стали с квадратного метра пода печи.

- Где это? На каком конкретно предприятии? - спрашивал он. - Можете ли вы привести точно показатели таких печей?

Ему назвали доменные печи Запорожья, на которых достигнут коэффициент использования объема 0,659. Назвали ему и мартеновские печи, на которых снимают с квадратного метра пода около 11 т стали. Особенно заинтересовало его применение кислорода и природного газа в доменном и мартеновском производстве. Больше всего поразил американцев применяющийся в нашей стране способ непрерывной разливки стали и, главное, масштабы применения этой прогрессивной технологии на наших заводах.

Небезынтересно, что американские энергетики очень высоко оценили достижения Советского Союза в деле организации единой энергетической системы страны. Как утверждали беседовавшие с нами американские специалисты, Соединенные Штаты в 1963 г. на электростанциях общего пользования имели установленную мощность в 220 млн. квт. Но единой энергетической системы в стране нет. Что поделаешь, мешает частнособственническая чересполосица. Создать единую энергетическую систему страны американцы рассчитывают к 1970 г.

Запомнился мне разговор с одним фермером. Разговор шел прямо на поле у прекрасных массивов кукурузы. Оглядывая свое действительно отличное поле, фермер с гордостью говорил:

- Россия никогда не научится выращивать такую кукурузу, какую вы видите перед собой. Русские еще не научились получать высокий урожай даже овса, а он их старый знакомый.

Слушая такие речи, я думал, что американцы, разумеется, имеют право гордиться своими достижениями в различных областях материального производства, но это самолюбование снижает у них способность трезво оценивать ход событий.

"Невозможность" преодоления Советским Союзом барьера, отделяющего его от такой высокоразвитой индустриальной страны, как США, пытались доказывать и многие американские ученые. Американский экономист У. Ростоу в своей статье "Развитие экономики по этапам" пытается, например, "научно обосновывать" свой прогноз о невозможности для СССР преодолеть этот барьер придуманной им периодизацией "перехода различных обществ к технической зрелости". По У. Ростоу, такой "аттестат технической зрелости" Великобритания получила в 1850 г., США - в 1900 г., Германия и Франция - в 1910 г., Швеция - в 1930 г., Япония - в 1940 г., а СССР - только в 1950 г. То обстоятельство, что Советский Союз стал проявлять "техническую зрелость" на 50 лет позже США, а по сравнению с Великобританией и на целых 100 лет, с его точки зрения, неоспоримо "доказывает" иллюзорность всяких надежд на возможность для нас не то чтобы "обогнать", а хоть бы поравняться с США. При этом У. Ростоу противоречит сам себе. Ведь США получили "аттестацию" на "техническую зрелость" на 50 лет позже Англии и все же обогнали ее. Это тем более относится к Советскому Союзу, свободному от антагонистических противоречий капитализма, тормозящих его развитие.

По мере того как Советское государство росло и мужало, американцы, конечно, меняли свое мнение о Советском Союзе, но удивительно неохотно, с большим запозданием. Они шли на это, что называется, будучи припертыми к стене неоспоримыми фактами.

Первые шаги Страны Советов по пути индустриализации в годы довоенных пятилеток - выпуск первых наших отечественных автомобилей, тракторов, самолетов, металлорежущих станков - американцы считали детским лепетом. Предполагалось, что это делалось только благодаря иностранной технической помощи, конечно в первую очередь американской.

Вспоминаю, какую запоздалую дань этим предположениям отдавал мистер Эдлай Стивенсон, один из лидеров американской демократической партии. В августе 1958 г., будучи в городе Горьком, он знакомился с цехами Горьковского автомобильного завода. Найдя здесь станок американского производства, он подзывал к себе своих сыновей, сопровождавших его в поездке по Советскому Союзу, и, показывая пальцем, торжественно говорил примерно так:

- Сыны мои! Смотрите на плоды трудов нашей великой американской нации!

Да, это были плоды огромного героического труда, но не американского, а великого советского народа.

Успешное выполнение первых пятилетних планов было неожиданным для многих американцев и заставило их крепко задуматься.

Наиболее дальновидные из американских деятелей, такие, как, например, Франклин Рузвельт, более реалистично оценили роль Советского Союза. Спустя 16 лет после Октябрьской революции США признали Советский Союз и установили с ним дипломатические отношения.

Правда, некоторые политические деятели Америки слишком односторонне и утилитарно подходили к этому акту. Например, один из таких деятелей, У. Роджерс, счел возможным заявить следующее: "Соединенные Штаты, вероятно, признали бы самого дьявола, если бы только могли продавать ему вилы". Но американский народ по достоинству одобрительно оценил факт признания Советской России.

Сила, героизм, стойкость советского народа во время войны, его верность союзническому долгу, решающее участие Советского Союза в разгроме фашизма в Европе и Азии произвели огромное впечатление. Весь мир, и американцы в том числе, убедились в том, что в сложнейших условиях войны советская экономика оказалась необыкновенно устойчивой, а советская промышленность - способной наладить массовое производство совершенно новых первоклассных танков, самолетов, различных видов вооружения. Советская Армия показала свои высокие боевые качества, сомневаться в которых никто не смел.

Временное монопольное обладание Соединенными Штатами секретом атомной бомбы казалось американцам неоспоримым преимуществом, обеспечивающим на долгие годы перевес сил США. Американцы были уверены, что "русским понадобятся десятилетия", чтобы овладеть этим секретом и поставить на вооружение атомную бомбу. Но и в данном вопросе жизнь довольно быстро отрезвила американцев. Уже в 1949 г. Советский Союз произвел первый атомный взрыв. Американцы заговорили, что в мире появился достойный партнер, который хотя и отстал далеко, но с которым нельзя не считаться. На беговой дорожке появилась фигура, которая стала настигать американского бегуна, привыкшего длительное время лидировать на мировой арене.

Все последующие годы изменение в соотношении сил между США и Советским Союзом продолжало интенсивно развиваться в пользу СССР. Наша страна сделала многое в развитии народного хозяйства, и особенно промышленности, транспорта, строительства. В самом начале этого периода Советский Союз создал водородную бомбу, начал применять атомную энергию в мирных целях, в частности для выработки электроэнергии. Различные, все более совершенствующиеся системы ракет были поставлены на вооружение Советской Армии и Флота. И наконец, подлинный триумф советской науки, техники, экономики - опережение Соединенных Штатов в овладении тайнами космоса. СССР впервые в истории человечества осуществил запуск искусственных спутников Земли; первыми совершили полет в космос тоже советские люди. Наша страна открыла новую, космическую эру в истории человечества.

Американцы вынуждены признать в лице Советского Союза серьезного соперника в завоевании передовых позиций в науке и материальном производстве. Теперь Соединенные Штаты уже не оспаривают нашего продвижения вперед, не подвергают его сомнению, не отмахиваются, не отговариваются общими фразами.

Правящими кругами США овладело беспокойство. Они изучают, стараются представить истинные масштабы и темпы развития экономики СССР, политические и экономические последствия этого процесса для Соединенных Штатов в частности и для капитализма вообще.

Все реже и все беспомощней звучат голоса отдельных скептиков. Американцы ринулись изучать технику, науку и экономику страны, которую не переставали по старинке величать Россией. В умах американцев, в их представлениях о нашей стране происходят глубокие изменения.

Хотя истина о Советском Союзе еще не проникла во все слои населения США, хотя еще сильны предрассудки и допотопные убеждения об "отсталости русских", Америка все же теперь многое узнала о том, что такое великий Союз Советских Социалистических Республик.

Лидер капиталистического мира чувствует, что расстояние между СССР и США сокращается. Бегущий впереди волнуется, оглядывается, хотя делает вид, что для него это сокращение дистанции не страшно, так как расстояние все еще велико.

Бывший президент США покойный Д. Кеннеди не оспаривал перспективы, что Советский Союз обгонит США. Он успокаивал американцев только одним: этого не произойдет до конца XX века. Не будем вступать в спор с покойным президентом о датах и сроках. Важно само признание того, что СССР способен перегнать "непобедимую, быстроногую, богатейшую, сильнейшую, процветающую, непревзойденную Америку"!

Такое признание можно встретить и на страницах американских журналов и газет.

Журнал "Лук"* поместил даже диаграмму, своеобразный график, как будет проходить этот процесс обгона. По подсчетам этого журнала, Советский Союз в 2010 г. оставит Соединенные Штаты позади.

* ("Look", November, 1962.)

Вице-президент широко известной компании "Джон Дир" мистер Джон Грэфланд, возвратившись из поездки в 1967 г. по СССР, Болгарии, Чехословакии, Польше, Румынии и Югославии, отмечал большое развитие производства тракторов в Советском Союзе. Кроме того, он заметил, как и подобает истому американцу, недостатки в социалистических странах, например слишком много ручного труда в сельском хозяйстве. Но в конце все же вынужден был сказать: "Эти страны находятся в движении и совершенствуют свое оборудование. Через 15 лет они догонят нас"*.

* ("Implement and tractor", July, 1967.)

Пусть капиталисты издеваются над нашими действительными и мнимыми недостатками в организации производства, экономики. Но одно то, что американцы признают перспективу их обгона Советским Союзом, хотя и отодвигают наступление этого момента на 30 или 40 лет, говорит о настоящей революции в их понимании современной исторической обстановки.

Правящие круги США вынуждены признать, что в мире возникла и развилась новая могущественная сила, с которой приходится считаться. Приближение момента, когда США должны потерять первое место, висит над ними как рок, и от него им никуда не уйти. Фантазии магнатов Уолл-стрита об "американском веке" оказались такими же бреднями, как былые мечты гитлеровцев о "третьей империи". Крах иллюзий о мировом господстве вызывает смятение в умах нынешних лидеров США.

Провалившийся кандидат в президенты, воинствующий реакционер Барри Голдуотер в своей предвыборной речи 3 сентября 1964 г. в Прескотте (штат Аризона) говорил: "Мы видим возбуждение в стране. Налицо беспокойство. Мы дрейфуем в бурном, неисследованном море. Мы чувствуем, что сбились с пути".

О соревновании между Советским Союзом и США все чаще говорят видные политические деятели, ученые, журналисты.

Известный американский журналист Уолтер Липпман, статьи которого публикуются в 170 американских газетах и журналах, писал следующее:

"Роковая слабость нашего общества состоит в том, что наш народ не имеет сейчас перед собой великих целей, в стремлении к которым он объединился бы. Общественность страны настроена оборонительно: удержать и сохранить, а не двигать вперед и создавать. Мы говорим о себе в наши дни, как если бы мы представляли собой завершенное общество, достигшее своих целей, у которого уже нет больше важных дел".

А вот что говорил в октябре 1959 г. бывший посол США в Советском Союзе Джордж Кеннан, которого нельзя заподозрить в симпатии к коммунизму:

- Если вы спросите меня, скажем, как историка, имеет ли страна, находящаяся в таком состоянии, в котором находится наша страна сегодня, без высоко развитого чувства естественной целеустремленности, с преобладающим упором в жизни на личные удобства и развлечения... с социальной дисциплиной, недостаточной даже для того, чтобы ее основные отрасли промышленности функционировали без прискорбных нарушений, - если вы спросите меня, имеет ли такая страна в конечном счете хорошие шансы в соревновании с таким целеустремленным, серьезным и дисциплинированным обществом, как общество Советского Союза, то я должен сказать, что ответом будет: "Нет".

Такие, можно сказать авторитетные, заявления не единичны. А сколько их высказывается в частных разговорах!

Мой знакомый, мистер Давид Либман, мелкий бизнесмен, сравнивал Соединенные Штаты с Римской империей и с большой силой логики предсказывал тот же гибельный конец.

- Мы перестали, - говорил мистер Либман, - тренировать свои мозги и свои мускулы. Многие из нас утопают в океане современного комфорта, именно утопают, теряя реальное представление о жизни других людей, в первую очередь тех, кто медленно гибнет без работы.

При этом мистер Либман явно волновался, доставал сигарету, мял и, не прикуривая, ломал ее своими костлявыми пальцами бывшего ремесленника.

- Американцы, - продолжал он, - примитивны помышлению, в спортивных соревнованиях выезжают на неграх, наше искусство бедно, а потребление алкогольных напитков все увеличивается...

Но этот человек - противник коммунизма; он влюблен в капитализм, превозносит его возможности, приводит массу примеров из прошлого - периода победоносного шествия капитализма. В доказательство он использует данные о других бурно развивающихся за последнее десятилетие капиталистических странах: Японии, ФРГ, Франции. Виной всех бед он считает руководителей страны, их неправильные действия.

Примитивность рассуждений мистера Либмана смешивалась с достаточно глубоким анализом некоторых конкретных проблем США, вроде безработицы и всемогущей роли денег.

При каждой смене президента страны мистер Либман ждал хороших изменений. Но его надежды быстро улетучивались и возвращались вновь, как только начиналась очередная предвыборная горячка. Такими надеждами живет много американцев. Мистер Либман часто возмущался глупостью людей, которые желают войны. Он был фанатичным противником войны, по памяти называл цифры погибших на войне. Иногда брал тетрадь в хорошем твердом переплете и прочитывал выдержки, вроде такой: "Юлий Цезарь, приобретая оружие, расходовал на убийство каждого солдата противника около 75 центов. В 1800 г. Наполеону приходилось тратить на эту цель уже около 3000 долл. В первой мировой войне люди, наживавшиеся на военных поставках, получали около 21 000 долл. и во второй мировой войне - около 200000 долл. с каждого убитого человека. Таковы доходы, построенные на смерти".

Мистер Либман с воодушевлением говорил о героических днях американского народа, когда он завоевывал свою независимость, боролся за развитие своей страны, за технический прогресс. Он с удовольствием вспоминал, что более трех с лишним десятков лет назад Линдберг перелетел через Атлантический океан за 33 часа 30 минут, а совсем недавно бомбардировщик "Б-58" американской авиации, заправляемый в воздухе при помощи самолетов-цистерн, покрыл расстояние от Нью-Йорка до Парижа (5800 тою) за 3 часа 20 минут.

Мне пришлось напомнить хозяину дома, что этот бомбардировщик вскоре при демонстрации полетов взорвался. Оказывается, он знал об этом и я ему просто помешал закончить свой рассказ именно тем, что самолет погиб, хотя и был оборудован самой современной техникой. При этом он не забыл упомянуть, что в 1959 г. итальянский пароход "Андреа Дориа" при столкновении со шведским кораблем "Стокгольм" потонул при наличии на кораблях самого современного оборудования. В частности, на них были установлены лучшие радары, а команды отлично натренированы. И все же катастрофа стала фактом. Невольно напрашивалось в связи с этим сравнение с управлением такой страной, как США.

Кажется, все есть в этой стране: наука и техника, мощный промышленный потенциал и высокоразвитое сельское хозяйство, грамотные и энергичные люди, огромные природные ресурсы... Однако "не хватает чего-то", что так нужно, чтобы весь народ трудился и действовал во имя высоких целей. Нет такой идеи, которая бы воодушевляла всех американцев. Ее и не может быть в обществе, в котором движущим мотивом, главным стимулом являются не интересы народа, а погоня капиталистических воротил за наживой.

Покойный президент Кеннеди, успокаивая американский народ своей улыбкой на телевизионном экране, говорил (13 августа 1962 г.):

- Я считаю, что вы и я - мы можем верить в длительную силу нашей экономики, ибо она прочно покоится на самом большом выпуске продукции, на самой высокой заработной плате, самых высоких прибылях и на самом высоком уровне жизни...

Однако Кеннеди не мог скрыть теневые стороны американского общества. Отмечая "нелепое положение, когда человек ищет работу, которую не может найти, когда на предприятиях имеется определенный процент неиспользованных машин", он говорил:

- Вы знаете, что в настоящее время в нашей стране (в США. - Н. С.) 1 млн. юношей и девушек не учится в школах и не работает. Согласно некоторым данным, в ближайшие 8 лет нынешнего десятилетия 8 млн. юношей и девушек бросят школу еще до ее окончания и будут искать работу. Они не будут иметь квалификации, и, вероятно, им трудно будет найти работу.

Небезынтересно и то, какие вопросы он ставил перед собой как президентом США. Вот некоторые из них:

"Как предотвратить крах нашего сельского хозяйства и упадок наших городов?"

"Как обеспечить без дальнейшей инфляции и безработицы широкий экономический рост на благо всех американцев?"

Лишь этих двух вопросов и задач, поставленных президентом перед собой и перед американским народом, достаточно для того, чтобы понять, каково положение США в представлении авторитетнейших граждан этой страны.

Надо отдать должное Кеннеди. Прежде чем пожелать радиослушателям и телезрителям доброй ночи, он в заключение заявил:

- Я считаю важным, чтобы наша страна пустилась в плавание, а не стояла в бездействии в гавани.

В том-то и дело, что не очень спокойно становится на душе у американцев, особенно после того, как их приглашают в плавание, не указывая при этом, по какому курсу должно пойти судно. Американцев мучает вопрос: "Куда плыть?" Тут есть над чем пораздумать и рядовому человеку и деловому американцу.

Наиболее дальновидные американские бизнесмены учитывают быстрый рост экономической мощи социалистических стран. Они стремятся установить с ними более тесные экономические отношения. В Америке имеются деловые люди, которые хотят торговать с Советским Союзом, считают, что торговля выгодна для США.

Приходилось беседовать на эту тему со многими деловыми американцами, в частности, например, с главой фирмы "Шоер и К0" мистером Сиднеем X. Шоером. У него богатый жизненный опыт. Он прошел школу правительственной службы, был директором Внешнеэкономической администрации и вице-президентом коммерческой компании, занимающейся закупками и продажами военных материалов за границей, был делегатом межамериканской конференции по вопросам войны и мира в Мехико-Сити в 1945 г. и был членом правительственных экономических миссий в Японии и Германии. Он является также президентом фирмы "Интертекс интернейшнл инк." и группы филиальных промышленных компаний. Он не верит в коммунизм. Хорошо понимая ошибочную позицию правительства США, мистер Шоер не был согласен с внешнеторговой политикой президентов Эйзенхауэра и Кеннеди. Шоер сожалел, что их политика всячески тормозила американский экспорт в Советский Союз и другие социалистические страны.

- Мистер Шоер, почему вы являетесь сторонником торговли с Советским Союзом? - спросил я его однажды.

- Это очень выгодное дело для нашей промышленности, для США в целом, - ответил он.

В 1962 г. Шоер обратился, как он говорил, в официальный Вашингтон с заявлением, копию которого любезно прислал мне. Там он развивал мысль о необходимости изменения экспортной политики США. Своему посланию он дал весьма выразительный подзаголовок: "Мифы и реальность". Шоер утверждал, что потребность коммунистических и вновь возникающих самостоятельных государств в поставках промышленных изделий огромна.

"Мы проводили дискриминацию, - писал Шоер, - тогда как все другие промышленные страны энергично боролись за заказы. Хотя мы и не оспариваем честности тех, кто стоит за политику "никакой торговли с коммунистами", мы оспариваем их взгляды. В основном мы позволили явному меньшинству дезинформированных фанатиков и политических оппортунистов заниматься своей демагогией, вызывая удивление и скептицизм наших союзников и наших бывших врагов - Германии и Японии. Наши наиболее закаленные, испытанные и знающие международное положение граждане не согласны с позицией, занятой нами, но к их голосам не прислушивались".

Мистер Шоер указывает на коммерческую практику Англии, Японии, ФРГ, которые, торгуя с Востоком, то есть с Советским Союзом и другими социалистическими странами, получают значительные выгоды от этой торговли. И это, конечно, более всего беспокоит Шоера.

Как бы отвечая на обвинение тогдашнего директора ФБР (Федеральное бюро расследования) Джона Эдгара Гувера, заявлявшего, что некоторые коммерсанты ставят свое стремление к быстрой наживе превыше забот о безопасности США, Шоер говорит в своем заявлении: "Я не слышал ни об одном американском коммерсанте, который хотел бы увеличить военный потенциал СССР, и в самом деле, я не слышал ни об одном человеке в странах, являющихся основными поставщиками в СССР, кто бы хотел сделать это, несмотря на прибыли". Он приходит к выводу о целесообразности использования экономического потенциала США для мирового рынка и более реалистической политики экспорта в отношении вновь возникающих молодых государств и социалистических стран.

За развитие торговли между США и Советским Союзом высказались президент "Чейз Манхэттен бэнк" Рокфеллер, крупный банкир, промышленник и политический деятель Итон и др. Но самым ярким проявлением желания торговать явилась встреча американских представителей крупнейших фирм и банков с советскими представителями в Москве в ноябре 1964 г. на конференции круглого стола.

Мистер Блэки, глава фирмы "Катерпиллер трактор К0", докладывая об этой встрече президенту США Джонсону, от имени ее участников сказал:

- Торговля с Советским Союзом при существующем положении могла бы иметь особое значение, создавая возможность для восстановления нарушенных связей, установления более тесных контактов и достижения лучшего понимания между двумя странами. Если Соединенные Штаты не найдут путей для изменения некоторых сторон существующей политики, то следует ожидать, что Советская Россия будет продолжать получать интересующие ее товары от других западных держав и будет продолжать строить заводы для производства тех товаров, которые она не может купить у нас. Это могло бы в какой-то степени замедлить ее экономическое развитие, но в конечном счете это приведет к тому, что русские окажутся в лучших условиях и будут конкурировать с нами на рынках третьих стран.

Желающих торговать с Советским Союзом множество. Главная причина - выгода. Некоторые крупные американские фирмы, торговавшие с нами в прошлом, стремятся не порывать с нами связи, поддерживают контакты и при благоприятном для взаимной торговли изменении политики правительства США могут быстро развернуть успешную и многостороннюю взаимовыгодную торговлю. Наибольшую заинтересованность в торговле проявляют мелкие и средние коммерсанты. Они охотно идут на торговые сделки с советскими внешнеторговыми организациями.

Не только бизнесмены говорят о необходимости расширения торговли между США и СССР. Немало и политических деятелей высказываются в этом направлении. Но дальше разговоров о пользе расширения экономических связей дело пока не двигается.

В связи с этим мне вспомнилось выступление посла США в СССР мистера Коллера на открытии американской прачечной и химчистки в Москве в 1963 г. Посол привел слова Марка Твена: "Люди очень много говорят о плохой погоде, но мало делают для того, чтобы ее улучшить". Да, надо много сделать для улучшения погоды, для добрых отношений между великими народами. Прежде всего со стороны Соединенных Штатов.

В таком же духе высказывался и бывший президент Соединенных Штатов Джонсон. В беседе с советским послом А. Ф. Добрыниным в октябре 1964 г. президент США между прочим вспомнил такие слова Чарльза Л. Лэма: "Мне не нравится этот человек, и я не хочу знать его. Но если я узнаю его, то, я уверен, он мне понравится". Развивая эту мысль Лэма, Джонсон сказал:

- Русские не знают Соединенные Штаты, а американцы не знают Советский Союз, но я уверен, что если они узнают друг друга, то понравятся друг другу.

Тогда же Л. Джонсон сказал:

- Если речь идет о мире, то в этом деле мы встретим русских на полпути, а если будет необходимо, то и дальше чем на полпути.

Все это очень хорошо звучит на словах, а на деле картина другая. Л. Джонсон довольно своеобразно понимает, очевидно, эту встречу на "полпути". Во всяком случае, 1965 и 1966, так же как 1967 и 1968 гг., оказались заполненными беззастенчивой кровавой американской агрессией во Вьетнаме, интервенцией в Доминиканской Республике, угрозами Кубе и подобными акциями в различных странах Азии, Африки, Латинской Америки и Европы.

В соответствии с такими "мирными устремлениями" правящие круги США проводили и проводят в жизнь планы "расширения" торговли Соединенных Штатов с СССР. Товарооборот между нашими странами весьма мал и не соответствует их возможностям. Происходит это отнюдь не потому, как утверждают некоторые американские деятели, что "американский и русский рынки никогда особенно не дополняли друг друга, поскольку обе экономики довольно похожи в своей основе". Причина кроется в другом: прежде всего в недальновидности политики определенных правящих кругов, оказывающих влияние на промышленность и торговлю США.

Правительство Джонсона было не прочь сделать красивый жест в пользу развития торговли между США и социалистическими странами, в том числе и Советским Союзом. Президент даже вносил различные законопроекты в конгресс по этому вопросу. Он просил конгресс предоставить ему более широкие полномочия по улучшению условий торговли между указанными странами.

Более того, по инициативе президента в конце 1966 г. утвержден и опубликован новый список товаров, разрешенных для продажи в Советский Союз и другие социалистические страны. Сам по себе список не мал, но в нем сделано столько оговорок и различных примечаний, что продажа в Советский Союз товаров по-прежнему находится в старых узких рамках. Это те товары, которые не представляют никакого интереса для Советского Союза. Таким образом, дело торговли между США и Советским Союзом топчется на месте.

Вновь избранный (1968 г.) президент США Ричард Никсон тоже касался вопросов взаимоотношений между Советским Союзом и Соединенными Штатами. Он, в частности, высказал готовность вести переговоры с СССР, обсудить с ним все спорные вопросы, чтобы знать истинную позицию сторон.

В речи после выдвижения Никсона кандидатом в президенты (в Майами) он выразил стремление перейти "от эры противоборства к эре переговоров". Более того, Ричард Никсон обещал не возвращаться в одностороннем порядке к худшим дням "холодной войны", сдерживать нарастание гонки вооружений, достигнуть согласия с СССР о прекращении работ над созданием антиракет, сокращении производства ядерного оружия вообще.

Вместе с тем Никсон в категорической форме заявил: "Если нам суждено вести переговоры, мы должны вести их с позиции силы... Мы должны обеспечить, чтобы наш президент всегда мог вести переговоры с позиции силы. Он должен вести переговоры с руководителями Советского Союза, потому что в нынешнем ядерном мире нет альтернативы переговорам".

Вместе с тем Никсон хочет использовать торговлю как орудие разобщения социалистического содружества, как средство давления на эти страны. Новый президент США наметил более широкий план воздействия на Европу, укрепив прежде всего агрессивный Северо-атлантический союз (НАТО).

Но, как показала история, предвыборные обещания демократов, которые слышал американский народ четыре года назад, в части решения внутренних проблем (ликвидация преступности, беззакония, расовой дискриминации, прекращение инфляции, оказание помощи бедным и др.) не выполнены. По-прежнему "Америка - рай для богатых и ад - для бедных".

Посмотрим, каковы будут действия вновь избранного президента США господина Никсона. А пока перед новым американским правительством встают зловещие признаки поражения во Вьетнаме, тревожная тень девальвации доллара на фоне международного капиталистического валютного кризиса, обострение внутренних социальных и расовых проблем США и многие другие сложные экономические и политические проблемы.

К чести американского народа надо сказать, что антисоветские настроения отнюдь не являются преобладающими среди населения США. Народ продолжает оставаться самим собой. Многие черты роднят советский и американский народы - трудолюбие, широта размаха, гостеприимство, непосредственность, любознательность. Много раз я слышал фразу: "Русские хорошие парни". Ну что ж, можно сказать, что американцы тоже неплохие парни, хотя многие из них и находятся в плену предрассудков старого мира.

С этой точки зрения небезынтересны некоторые записи в книге отзывов на нашей выставке (1959 г.) в Нью-Йорке. Они в известной мере отражают сложные явления американской жизни и пестроту настроений отдельных групп людей, чувства симпатии друга и ненависть врага, горечь разочарования одних и инстинктивную радость других. В книге оставили свои записи ученики и учителя, врачи и художники, рабочие и инженеры, политические деятели и деловые люди - короче говоря, люди разного общественного положения, возраста и профессии.

Как правило, эти записи носили дружественный характер для Советского Союза. Приведу некоторые из них.

"Я искренне надеюсь, что наши две страны останутся в мире многие годы" (Джефрей Скайл).

"Дорогие друзья, я получил большое впечатление от ваших успехов в области оптики и в смежных областях. Я считаю, что честное соревнование улучшает соревнующихся. Надеюсь, что со временем весь мир будет облагодетельствован обеими нашими странами" (Леонард Элфенбейн, научный сотрудник Нью-йоркского университета).

"В восторге от выставки. Привет и большое спасибо за то, что мы здесь имели возможность побыть снова дома. Надеюсь, что отношения между нашими странами станут лучше и все мы будем любить и понимать друг друга" (Ирина Агафонова. Запись на русском языке).

"Я старый эмигрант. Приехал сюда еще в 1912 г. И вот жизнь доживаю здесь, и все ожидал, что встречу своих соотечественников и узнаю, что делается на любимой родине. И вот вчера и сегодня я не только встретил своих соотечественников, но я воочию увидел, что моя любимая родина за этот промежуток времени не только родила совсем другую систему жизни - конечно, роды пришлось переносить тяжелые, - но и установила в своей стране такие усовершенствования, которые поражают не только меня, старика.

Смотрю я на своих молодых соотечественников, и слезы умиления катятся из глаз, да, слезы от радости за их достижения; и это после всего того, что им нужно было перенести, потерять и опять не только перестроить, а родить совсем новую культуру и новые понятия о жизни. Да, за свои 47 лет, которые я прожил здесь, в США, не чувствовал я себя еще так близко к своей родине и так не гордился тем, что родился в стране, которая могла так скоро подняться в политическом уровне, опередить старые, гордящиеся техникой страны. Рад, что я русский, и горжусь тем. Славная Родина! Горжусь тобой!" (Тимофей Кудшевский).

"Одно является несомненным: рабы и тупицы не смогли бы и за миллиард лет ухитриться построить замечательные приборы, показанные на этой великолепной выставке" (Франк Л. Ньютон, бывший профессор биологии и антропологии).

"Это согревает мое сердце" (без подписи).

Несомненно, что это пишут люди объективные и разумные. Они вряд ли коммунисты, но они явно друзья.

А вот еще записи. Некоторые из них без подписи.

"Многие посетители разочарованы, что нет русских продуктов для пробы".

"Интересно, почему нет цен?"

Это звучит чисто по-американски, и наивно, и по-торгашески, хотя в общем-то не лишено здравого смысла.

"Раздел выставки, относящийся к науке, производит большое впечатление - шум моторов, огромные машины - но я не ученый и не понимаю этого.

И почему, почему, почему стендисты не улыбаются?"

Американцы привыкли к услужливой улыбке, но они плохо знают наших людей. Стендисты были приветливы и веселы, так как они видели явный, потрясающий успех советской выставки. Но они сосредоточенны, стараются тщательно выполнять свои обязанности, их действия были немного скованы непривычной обстановкой и, может быть, недостаточным знанием языка.

Среди записей на выставке было еще множество интересных, ярко отражавших отношение различных слоев американцев к нашей Родине.

"Очень хорошо, очень убедительно. Вы сделали исключительное дело за 40 коротких лет! Приветствую! Мои поздравления!" (Чарльз Джеймс).

"Поздравления и самые теплые пожелания будущему вашей великой страны... Сердца всех хороших американцев тянутся к вам с восхищением и надеждой. Поздравляю вас, молодой, доблестный народ!"

"Нельзя, конечно, простить некоторые "шутки" наших соотечественников", - пишет один американец, реагируя на немногочисленные язвительные записи некоторых американцев.

"Страна с полной грамотностью, не имеющая безработных, и с полным равенством людей должна быть названа "утопией"".

Есть и такая запись: "После тщательного осмотра ваших автомобилей я бы предложил вам - достаньте лошадь".

Но больше других. "Как американец, я говорю, что вы не просто подстегиваете капитализм, вы скоро опозорите его. Очень жаль, что эту выставку не смогут увидеть в остальных частях нашей страны".

"Россия и США - ведущие страны мира. Я не понимаю, почему они не друзья".

"Я получила большое удовольствие от этой выставки. Надеюсь, что мы останемся друзьями и будет мир" (Джойд Брокман).

"Сравнивая США и СССР, мы все время забывали об ужасной войне, которую вынесла Россия, что все вы достигли после революции. Сто лет тому назад Россия была феодальной. Слава вашим усилиям! Вы дали мне веру в хорошее будущее" (Ричард Хомби, студент колледжа - я подписываю свое имя, хотя знаю, что это может вызвать бурю протестов, потерю работы и бог знает еще что").

Деловая Америка пристально вглядывается в вырастающего не по дням, а по часам "советского великана". С величайшим вниманием изучают в Соединенных Штатах пути развития экономики, науки и техники Советского Союза, ревниво оценивая наши шансы в великом соревновании.

Приближение дня, когда классическая страна капитализма, Соединенные Штаты, окажется позади Советского Союза, вызывает здесь тревогу. Идут гадания о сроке, когда динамика развития нашей страны приведет к этому обгону. Наиболее дальновидные люди деловой Америки понимают, что этот день не за горами.

* * *

Итак, я покидаю Америку, не привыкнув ни к ее климату, ни к ее образу жизни. Правда, у меня появилось много знакомых, близость которых, по крайней мере некоторых из них, согревала дни пребывания в США. Запомнилось радушие американцев и "внимание" служб госдепартамента.

Из виденного мною в Соединенных Штатах Америки лишь часть отражена в этой книге. Но и то, что в ней рассказано, надеюсь, даст читателю некоторое пополнение его представлений о жизни в США.

Во-первых, в Соединенных Штатах много трудолюбивых людей, достойных уважения, и прежде всего рабочих и фермеров, талантливых ученых и инженеров, силами которых созданы огромные ценности страны.

Во-вторых, я видел машины, приборы, самые "хитрые" устройства, ультрасовременную технологию производства, научные достижения, первоклассные дома и многое другое, что делает или может сделать советский человек. Нет ничего такого, что в состоянии выполнить в США и чего не могли бы сделать у нас в Советском Союзе.

В-третьих, страна имеет огромные богатства, которыми в основном обладает ограниченный круг людей, и используются эти богатства не в интересах всего общества, а в целях погони за прибылью. Я видел диктатуру доллара.

В-четвертых, встречал высокую организацию труда и управления на предприятиях и неорганизованность национального производства в целом, царство индивидуализма.

В-пятых, видел доброту сердца друзей, умных, прогрессивных, передовых людей, и злобу классового врага, ослепленного ненавистью и корыстолюбием.

В-шестых, наблюдал жадность людей, их желание взять от жизни все, что позволяют обстоятельства, не считаясь с интересами нации.

Будучи, как правило, почти всюду достаточно хорошо принят, по крайней мере внешне, я отдавал себе отчет в том, что нахожусь в чужом доме. Это чувство не исчезало даже тогда, когда встречались друзья. Пользование американским сервисом нередко обостряло это чувство.

Что я чувствовал на чужой земле, в чужом доме? О чем думал и мечтал?

Когда приходилось видеть что-либо лучшее, чем у нас, чего мы еще не сделали либо из-за отсутствия средств и опыта, либо из-за своей неорганизованности, я по-хорошему завидовал и думал, что нужно сделать, чтобы мы преодолели наши недостатки. Когда на глаза попадались безработные, жалел их, сочувствовал им, а вместе с тем внутренний голос мой гордо говорил, что у нас этого нет и быть не может.

Встречаясь с предпринимателями, капиталистами различных видов и взглядов, видя промышленность, сельское хозяйство, транспорт, я чувствовал, что США все еще сильны, располагают большими возможностями и добровольно своих позиций в великом соревновании не сдадут. Одновременно убеждался в правоте американского публициста Гарри Фримена, который говорил, что абсурдность капитализма, его нежизнеспособность стали более явственными, чем когда-либо прежде, и что "капиталистический леопард не может лишиться своих пятен".

Наши силы велики и неисчислимы, если их правильно организовать и использовать. Они еще больше увеличатся, если будем полнее и глубже, творчески использовать жизненный опыт других наций и государств, в том числе Соединенных Штатов.

Опыт других - непременная составляющая суммы знаний того, что сделано человечеством до нас, без нас.

Мы все можем, но мы не все знаем и не все умеем, поэтому должны учиться.

Меня, советского инженера, с одной стороны, привлекает в США высокий уровень организованности и у станков, и в поле, и в своем доме, умение работать, разбивать технику и науку. С другой стороны, с трудом укладываются в голове вопиющие противоречия этой страны: самая передовая техника - и самая отсталая, полная реакционного мракобесия политика международного жандарма, кидающегося очертя голову всюду, где мировой революционный процесс колеблет устои старого мира.

Близко знакомясь с Соединенными Штатами, я думал: время работает на нас, но оно не будет трудиться за нас. Надо самим работать еще более упорно и настойчиво, организованно и плодотворно.

"Нужно взять, - говорил В. И. Ленин, - всю культуру, которую капитализм оставил, и из нее построить социализм. Нужно взять всю науку, технику, все знания, искусство. Без этого мы жизнь коммунистического общества построить не можем"*.

* (В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 55.)

В великом соревновании двух систем - социализма и капитализма - новый прогрессивный общественный строй набирает силы и становится фактором, определяющим развитие человечества.

"Американский образ жизни" со всеми его отвратительными чертами нам ни к чему. А вот передовая техника, деловой стиль, сноровка, организация, все то положительное, что успел создать капитализм на американской земле, может и должно найти свое применение и распространение на новой, расширенной основе в условиях нашего социалистического общества.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, оформление, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2010-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://managementlib.ru/ "ManagementLib.ru: Менеджмент - библиотека для управленца"