Библиотека
Новые книги
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Рыцарь индустриализации

Феликса Эдмундовича Дзержинского при жизни заслуженно звали по работе в ВЧК - ОГПУ "рыцарем революции", а за блестящее руководство промышленностью - "рыцарем индустриализации"*.

* (Хромов С. С. Ф. Э. Дзержинский во главе металлопромышленности. М.: Изд-во МГУ, 1966, с. 337.)

Немало написано художественных произведений, воспоминаний и документальных исследований, посвященных Ф. Э. Дзержинскому. В них главное внимание уделено его деятельности как выдающегося профессионального революционера, организатора и руководителя знаменитой и грозной ВЧК. Но в них сравнительно мало места уделяется его работе на постах наркома путей сообщения и председателя ВСНХ СССР. А ведь Феликс Эдмундович показал себя особенно блестящим, талантливым организатором при восстановлении разрушенного до крайности железнодорожного транспорта и выдающимся руководителем промышленности. Он же стоял у колыбели индустриализации.

Мне довелось встречаться с Ф. Э. Дзержинским на Чрезвычайном 4-м Всероссийском съезде Советов в марте 1918 г., на 7-м Всероссийском съезде Советов в декабре 1919 г., на IX съезде партии в марте 1920 г., на хозяйственных конференциях и совещаниях, на заседаниях Президиума ВСНХ СССР и разговаривать лично.

При всех встречах я видел Дзержинского волевым, энергичным человеком. Знал и, как мне кажется, усвоил стиль руководства и замечательные методы управления Феликса Эдмундовича. Они были основаны на глубоком изучении дел и анализе отчетных экономических показателей. Нас покоряло его умение вскрывать и устранять бесхозяйственность и недостатки, решать вопросы по-государственному, а не по-ведомственному, пробуждать и развивать творческую инициативу широких масс рабочих, хозяйственных руководителей, специалистов, вести решительную борьбу с излишествами, расточительностью, за высокую производительность труда, снижение себестоимости продукции, проводить строгий режим экономии.

Ф. Э. Дзержинский был назначен председателем ВСНХ СССР в феврале 1924 г. Его назначение было воспринято нами, хозяйственниками, с большими надеждами, так как мы знали, что Ленин доверял ему самое сложное и самое трудное в нашей революции.

Феликс Эдмундович создал (и возглавлял до самой смерти) Всероссийскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией - знаменитую ВЧК - в то тяжелое время, когда белогвардейцы всех мастей и иностранные интервенты со всех сторон угрожали существованию молодой Советской республики и организовывали восстания, в том числе такие крупные, как левоэсеровское восстание в Москве и белогвардейские - в Ярославле и Кронштадте. Затем Дзержинскому было поручено руководство восстановлением железнодорожного транспорта.

Одновременно с надеждами назначение Ф. Э. Дзержинского председателем ВСНХ СССР вызывало у работников промышленности некоторую настороженность. Мы опасались, что он может начать с "расчистки" сложившихся с большим трудом кадров руководителей синдикатов, трестов и промышленных предприятий и заменит их чекистами, хорошими большевиками, но не имеющими хозяйственного опыта. После своего назначения в апреле 1921 г. наркомом путей сообщения Дзержинский привлек немало чекистов на работу в железнодорожный транспорт, поскольку там засело тогда много скрытых белогвардейцев, саботажников и взяточников. Но мы, работники промышленности, также хорошо знали, что Феликс Эдмундович сумел привлечь к работе на восстановлении железнодорожного транспорта лучших и честных специалистов. Особенно интересен случай с привлечением на работу в НКПС крупнейшего железнодорожного специалиста И. Н. Борисова.

Инженер Борисов явился прообразом инженера Забелина в Широко известной замечательной пьесе Н. Ф. Погодина "Кремлевские куранты".

В годы первой мировой и особенно гражданской войн наибольшему разрушению подвергались железные дороги. После победоносного разгрома последних белогвардейских банд Врангеля в Крыму и заключения мирного договора с Польшей в первую очередь было необходимо восстановить железнодорожный транспорт. Скрывавшиеся белогвардейцы, старые железнодорожные воротилы, бандиты, саботажники, спекулянты, воры и хулиганы продолжали разрушать железные дороги.

Советская Республика, только что преодолевшая гигантское военное напряжение, изнемогала от тяжелейших ран экономической разрухи. Миллионы людей страдали от голода. Из-за недостатка топлива останавливались фабрики и заводы. На Юго-Восточных железных дорогах застряло 50 маршрутных поездов с хлебом, когда Москва, Питер и промышленный Центральный район испытывали крайнюю нужду в продовольствии. Из-за отсутствия топлива пришлось полностью остановить движение поездов на 31 железнодорожной линии*. Вследствие острого недостатка топлива довольно часто поезда останавливались в пути, не доходя до станции, и стояли часами, пока пассажиры вместе с железнодорожниками грузили, а иногда заготозляли дрова для паровозов. Количество аварий на железных дорогах увеличилось в шесть раз, а персонал железных дорог почти вдвое превышал довоенный. Трудовая дисциплина была до крайности расшатана, процветало взяточничество и хищение грузов. Словом, на железных дорогах царил хаос.

* (См. Правда, 1921, 4 февраля)

Хозяйственная работа в это время начального восстановления промышленности и транспорта являлась настоящим боевым фронтом. Потерпев поражение на военных фронтах, внутренние и внешние враги Советской власти делали ставку на экономическую разруху, на то, что большевики не справятся с хозяйственными делами, не выдержат, погибнут.

В 1920 г. задачи спасения железнодорожного транспорта становятся в центре внимания ЦК партии.

В своем выступлении на конференции железнодорожников Владимир Ильич сказал: "Наши противники утверждали, что революция на Западе далека и что без нее мы не удержимся. Но мы не только удержались, но и победили.

Победили, не получая ниоткуда ни единого патрона, победили только потому, что рабочие и красноармейцы знали, за что они воюют"*.

* (Ленин В. И. Полн. собр. соч. т. 40, с. 111)

И далее В. И. Ленин поставил вопрос о необходимости срочно развернуть борьбу за восстановление железнодорожного транспорта.

- Сейчас железнодорожный транспорт висит на волоске. Если поезда станут - это явится гибелью пролетарских центров,- говорил он.

Для восстановления железнодорожного транспорта нужны были чрезвычайные меры, нужен был человек, который обладал бы железной волей, был бы отличным организатором и имел авторитет среди рабочих и в рядах партии, был тверд в проведении в жизнь всех намеченных мер и принятых решений, имел бы опыт в борьбе с саботажем, вредительством и хулиганством.

Владимир Ильич долго присматривался, кого бы можно было поставить во главе НКПС, дав ему особые полномочия. Таким требованиям, по мнению Ленина, отвечал только Ф. Э. Дзержинский.

Феликсу Эдмундовичу с его кипучей энергией всегда было мало чекистской работы. Он знал, конечно, что борясь с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем, ВЧК является могучим рычагом в деле строительства социализма, но ему, как коммунисту, хотелось принимать и непосредственное участие в созидательной работе. Отсюда его постоянное стремление к хозяйственной работе, его переход в Наркомат путей сообщения, а затем и на пост председателя ВСНХ СССР.

В. И. Ленин вызвал Дзержинского.

- Вам придется взяться за наркомство по НКПС,- сказал Владимир Ильич, как всегда ласково и дружественно здороваясь с Дзержинским, которого он очень ценил и уважал.

И тут же был подписан декрет о назначении Феликса Эдмундовича наркомом путей сообщения. Народный комиссариат путей сообщения в то время управлял, кроме железных дорог, еще морским и речным транспортом и шоссейными дорогами.

Через три дня Дзержинский представил Председателю Совнаркома докладную записку и к сведениям, имевшимся у В. И. Ленина, добавил новые, только что полученные и проверенные- о проявлениях саботажа на железных дорогах.

- Конечно, мы кинем наш (ВЧК) аппарат на помощь транспорту,- сказал Феликс Эдмундович. - Я убежден, что саботаж, вредительство, хулиганство быстро исчезнут. Но самое главное - это положительная работа на транспорте. Туда надо направить специалистов, хорошо их обеспечить материально; надо будет всячески оберегать их от несознательных и анархических элементов.

- Кого же вы думаете привлекать? - спросил Ленин.

- Моим заместителем я очень хотел бы сделать большого специалиста, инженера путей сообщения И. Н. Борисова.

- А вы знаете его?

- Мы имеем о нем самые подробные и точные сведения. Он, конечно, человек старого порядка, фрондирует, всех ругает за ничегонеделание, за плохие порядки на транспорте, а сам замечательный специалист и, главное, очень любит и знает дело железнодорожного транспорта.

- А пойдет ли он?

- Вот тут-то и нужно вам с ним переговорить... Ваше слово для него будет очень важно...

Вскоре приехал инженер Борисов. После взаимных приветствий и ознакомлений в беседе Владимир Ильич в упор спросил:

- Работать-то хотите по вашей специальности?

- Конечно... Без работы скучно... но не знаю, можно ли работать, созидая... Ведь теперь все разрушают, уничтожают... В том числе и железные дороги...

Что же вы от меня хотите? - спросил Борисов.

- Мы вас назначаем заместителем народного комиссара путей сообщения. Вы будете работать вместе с Дзержинским... Он вам во всем поможет... Надо будет пустить всю сеть дорог и чем скорее, тем лучше...

На вопрос, что ему необходимо для работы, Борисов ответил:

- Прошу предоставить мне право вызывать всех начальствующих лиц каждой станции с докладами о состоянии их участка, вагонного и паровозного парков, ремонтных мастерских и прочего.

- Конечно, это ваше полное право,- ответил Ленин.

- Прошу предоставить мне право увольнять и заменять новыми неподходящие кадры... отрешая их от несоответствующих по знаниям и опытности должностей начальников станций, начальников движения, начальников служб пути, начальников ремонтных мастерских и тому подобных крайне ответственных работ, от которых зависит вся жизнь и деятельность железных дорог.

- Этот чрезвычайный вопрос вы подробно согласуете с Феликсом Эдмундовичем,- ответил Владимир Ильич,- который, вероятно, выделит вам помощников для оказания всяческого содействия в этом многотрудном деле.

- Вот это прекрасно! Смею заверить вас, Владимир Ильич,- сказал Борисов,- что для меня важно одно: лишь бы все знали хорошо дело, лишь бы все были действительно ответственными за свое дело... Личности, положение меня совершенно не интересуют...

- Вот это правильно! Это очень хорошо, - сказал В. И. Ленин.- Я уверен, что прекрасно договоритесь с Дзержинским и по этому вопросу, который вас так волнует*.

* (См. Бонч-Бруевич В. Д. Воспоминания о Ленине. Изд. 2-е, доп. М.: Наука, 1969, с. 271-277)

Назначение Ф. Э. Дзержинского наркомом путей сообщения, до этого не занимавшегося хозяйственной работой, было встречено настороженно даже среди честных и преданных делу работников железнодорожного транспорта. Сумеет ли он, думали и открыто говорили эти люди, на новом для себя деле, глубоко мирном, хозяйственном фронте работы оказаться на месте? Сумеет ли он вдохнуть жизнь в разрушенный, полусокрушенный, парализованный транспорт, играющий такую важную роль в жизни страны?

Было немало и таких железнодорожных специалистов, которые, узнав о назначении Феликса Эдмундовича наркомом путей сообщения, кривили губы скептической усмешкой и говорили! "А разве он инженер? Что он понимает в железных дорогах?"*

* (См. Рассказы о Дзержинском. М.: Детская литература, 965, с. 226)

Председатель Госплана СССР Г, М. Кржижановский, в прошлом во время ссылки в Сибирь работавший паровозным машинистом и начальником депо на станции Тайга, в своих воспоминаниях рассказал о настроении Дзержинского в то время, когда Феликс Эдмундович возглавил НКПС.

"Мне приходилось наблюдать то душевное смятение, которое охватило Феликса Эдмундовича на первых порах его знакомства с делами транспорта.

Огромный транспортный механизм скрежетал во всех своих скрепах и грозил окончательным распадом. Достаточно было беглого проезда по любой дороге, чтобы видеть агонию транспорта...

Даже самый опытный инженер-транспортник, будь он матерым железнодорожным волком, дрогнул бы и смутился, если бы ему сказали, что отныне он ответствен за судьбу этого транспорта... А ведь для Феликса Эдмундовича было ясно, что Дело не просто в транспорте: здесь, на этих рельсах, решались судьбы Республики Советов, за бытие которой сложили свои честные головы тысячи и тысячи передовых борцов... Явление полу паралича было налицо, паралич знаменовал бы полнейший Крах. Враги рабочего класса, контрреволюционные "специалисты" и маститые профессора - апологеты российского капитализма во главе с Гриневецким предсказывали, что выхода для Советской власти из транспортной разрухи нет и быть не может"*.

* (Рыцарь революции. Воспоминания современников о Феликсе Эдмунтовиче Дзержинском. М.: Политиздат, 1967, с. 217)

Ф. Э. Дзержинский свою работу в НКПС начал со встреч с паровозными машинистами, работниками службы тяги и подвижного состава, службы движения, хозяйственно-материальной и административной службы, стрелочниками, кассирами, с партийными и профсоюзными работниками.

Опытные инженеры-путейцы поражались энергии, с которой он изучал особенности огромного механизма транспорта и устранял язвы этой сложной отрасли народного хозяйства.

Дзержинский сразу взял твердую линию на привлечение стецэых специалистов к работе не только потому, что в 1921-1924 гг. молодых специалистов не было, а потому что они обладали большими знаниями и опытом. Он предоставил им максимальную самостоятельность, но требовал от них добросовестной работы, а не прожектерства, против которого всегда вел борьбу.

Андрей Андреевич Андреев, работавший в то время пред-седателем ЦК профсоюза железнодорожников, в своих воспоминаниях рассказывал:

- Сразу Дзержинский выдвинул вопрос о графике движения поездов. График срывался из-за отсутствия топлива, низкой трудовой дисциплины. Феликс Эдмундович ходил во многие депо, на станции, встречался с людьми, знакомился с делами на практике, и результаты скоро сказались.

Ф Э. Дзержинский был вспыльчив. В этом у него было много общего с Серго Орджоникидзе. Но также, как у Серго, у него это быстро проходило. Он мог вспылить и тут же признать, что вспылил зря.

И мне тоже приходилось не раз с ним горячо спорить, как председателю ЦК профсоюза железнодорожников, по вопросам зарплаты и другим вопросам, волнующим железнодорожников. Но все же между нами были прекрасные отношения*.

* (См. Рыцарь революции, с. 265-267)

Ф Э. Дзержинский немедленно по вступлении в должность наркома путей сообщения привел в действие весь аппарат ВЧК и направил специальные комиссии на обследование железнодо-рожных узлов. Сообщения по результатам первых обследований были ужасающие. Действительность оказалась намного хуже всех предположений, самых фантастических представлений Белогвардейцы, диверсанты, бандиты и воры грабили и станции, и пакгаузы, и груженые товарные вагоны. В Москве были обнаружены специальные тайные коммерческие конторы, которые принимали и сбывали краденое имущество.

Борьбу с хищениями и воровством грузов на железных дорогах Ф Э. Дзержинский начал прежде всего с того, что возложил ответственность за целость и сохранность грузов на самих железнодорожников, укрывавшихся раньше за железнодорожной милицией, которая по своей малочисленности фактически не имела возможности пресечь эти злоупотребления, даже если ее работники были добросовестными людьми.

Но Феликс Эдмундович не ограничивается в борьбе с глубоко укоренившимся злом административными мерами по линии НКПС и транспортных ЧК. Он пишет обращение под крупным заголовком "Хищникам и ворам народного достояния нет пощады!". Это обращение в виде листовок было широко распространено среди железнодорожников и во множестве расклеено на видных местах на всех станциях, в пакгаузах и на складах.

Большая и хорошо организованная борьба с хищениями, воровством довольно скоро дала свои положительные результаты. Их массовое явление прекратилось. Затем Дзержинский провел с успехом массовую кампанию по уничтожению взяточничества на транспорте.

После назначения в НКПС начальником Главного управления путей сообщения И. Н. Борисов выехал со своим небольшим штабом и представителем ВЧК в объезд по железным дорогам, начав с Октябрьской, наводя повсюду порядок и восстанавливая служебную дисциплину. Прекрасно зная железнодорожное дело и железнодорожников, он проверял положение дел и вызывал всех начальствующих лиц в свой поезд, у себя в вагоне выслушивал деловые доклады и принимал необходимые решения. Обнаруживая вопиющие беспорядки и прямые злоупотребления, он тут же снимал непригодных работников, заменяя другими. Виновные в злоупотреблениях привлекались к ответственности.

И так группа Борисова ревизовала одну железную дорогу за другой. Положение на железнодорожном транспорте заметно оздоровилось. Наладилось регулярное движение сначала пассажирских, а затем и товарных поездов.

Первый председатель профсоюза строителей Н. П. Богданов в своих воспоминаниях рассказывал о встречах с Ф. Э. Дзержинским и беседах с ним о И. Н. Борисове и старых специалистах:

- Нас поражало, как это бывший генерал И. Н. Борисов, пришедший из другого мира, стремился добросовестно вести работу, и отнюдь не из-за боязни. Между ним и Ф. Э. Дзержинским существовали простые человеческие отношения, и Феликс Эдмундович не давал его в обиду.

- Вот вы горячитесь,- говорил он нам,- считаете, что Борисов чужой человек. У него имеются недостатки, но свои знания он отдает нам, большевикам. Без таких людей нам трудно восстанавливать транспорт и строить железные дороги*.

* (См. Рыцарь революции, с. 272-273)

Главная черта в работе "железного Феликса", как звали его в партийной и чекистской среде, заключалась в том, что каждое дело, которым занимался, он изучал с величайшей добросовестностью и тщательностью.

Все знали непримиримость Феликса Эдмундовича к недостаткам, промахам, просчетам и его решительность в принятии мер к нарушителям государственной дисциплины. Он не прощал верхоглядства и небрежности.

Ф. Э. Дзержинский, умудренный огромным жизненным опытом, прекрасно разбирался в людях, что помогало ему умело подбирать заместителей, помощников и лиц, которым он давал личные поручения. Он всматривался в каждого работника и изучал все его положительные и отрицательные качества. Его нельзя было ничем убедить, кроме проявления себя в практическом деле, энергией, сообразительностью, находчивостью, честностью и преданностью делу. Он не придавал никакого значения титулам, званиям. От коммунистов Дзержинский требовал особой умелости и преданности делу. Он смело привлекал беспартийных специалистов, помогал им всячески в работе. Был такой случай.

ОГПУ раскрыло контрреволюционную организацию среди крупных специалистов-путейцев во главе с инженером Полозовым, профессором, членом ЦК кадетской партии. Когда доложили об этом Феликсу Эдмундовичу, он сказал работникам ОГПУ:

- Дайте я вызову к себе инженеров и поговорю с ними.

Удивленным таким оборотом дела чекистам он объяснил:

- Обстановка для интервенции сейчас неподходящая, а без поддержки из-за границы подобные организации теперь бес-сильны; люди крупные, жаль терять их*...

* (См. Дзержинский в ВЧК. М., 1967, с.27)

Свое отношение к добросовестно работавшим специалистам Ф. Э. Дзержинский выразил в приказе по НКПС: "К тем... из технических руководителей, которые воодушевлены грандиозностью стоящих перед нами задач по техническому возрождению транспорта рабоче-крестьянской республики и работают самоотверженно и честно, мы обязаны отнестись с полным доверием и товарищеским вниманием".

Из докладов Ф. Э. Дзержинского на конференциях и пленумах профсоюза транспортных работников, на заседаниях Петроградского и Московского Советов и других выступлений можно видеть, какими поразительно высокими темпами восстанавливались железные дороги, какой огромный организаторский талант и неиссякаемую энергию проявил Феликс Эдмундович при устранении преступной бесхозяйственности и вопиющих безобразий, наведении повсюду порядка и установлении твердой дисциплины. Особенно надо подчеркнуть его умение объединять и мобилизовывать железнодорожников и специалистов на разрешение сложнейших вопросов транспорта.

При восстановлении народного хозяйства мы перешли к новой экономической политике - нэпу, привлекая частную инициативу и иностранный капитал в форме концессий. Уркарт, известный английский капиталист, владевший в царской России крупными горнозаводскими предприятиями на Урале и Алтае, предложил передать ему в аренду железнодорожную магистраль Либава - Иркутск. Ф. Э. Дзержинский категорически выступил против этой концессии.

- Транспорт должен оставаться в руках государства для обеспечения оборонной безопасности республики,- сказал он.

Большой оптимизм и глубокая горячая вера в неисчерпаемые силы революционных рабочих и крестьян никогда не покидали Феликса Эдмундовича.

- Вы, транспортники, - говорил он 2 октября 1922 г. на II Всероссийском съезде работников транспорта,- доказали, чего можно добиться пролетарскими усилиями. Вы блестяще разрешили возложенную на вас задачу и рассеяли те Сказки, которыми пользовались наши враги*...

* (См. Дзержинский Ф. Э. Избранные произведения, т, 1, с. 265.)

Ф. Э. Дзержинский ввел на транспорте строжайшую экономию, активно боролся за повышение производительности труда, решительно и последовательно проводил сокращение непомерно раздутых штатов: с 1393 тыс. человек на 1 мая 1921 г. число работников железных дорог было уменьшено до 802 тыс. человек на 1 января 1923 г.

По инициативе Феликса Эдмундовича была проведена большая кампания за увеличение доходности железных дорог, за их безубыточность под лозунгом "Никаких расходов, без которых можно обойтись!".

- Нам нужно,- говорил Дзержинский,- еще раз нажать на себя и найти силы при малых средствах достигнуть результатов, требуемых республикой от транспорта.

Железнодорожный транспорт из месяца в месяц восстанавливался и улучшал свою работу. План железнодорожных перевозок в 1921 г. был выполнен на 100 процентов, в 1922 г.- на 103, а в 1924 г.- на 106 процентов.

На собрании коммунистов железнодорожников в 1923 г. Дзержинский сказал, что два-три года назад делались серьезные заявления о необходимости изыскать пять миллиардов золотых рублей и о возможности только при этих условиях восстановить транспорт.*

* (См. Зубов Н. И. Ф. Э. Дзержинский. Биографияю Изд. 2-е, доп. М.: Политиздат, 1965, с. 292)

И вот почти парализованное железнодорожное хозяйство было успешно восстановлено: все железные дороги стали грузить 20-27 тыс. вагонов в день, обеспечивая полностью потребности страны в перевозках грузов и пассажиров. XIII конференция РКП(б), проходившая 16 - 18 января 1924 г., отметила, что "транспорт находится в таком состоянии, когда он без особых затруднений способен удовлетворять все предъявляемые к нему народным хозяйством требования"*.

* (КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 1917-1924. Изд. 8-е, доп, Т. 2. М.: Политиздат, 1970, с. 519)

Постановлением сессии ЦИК СССР (2 февраля 1924 г.) Ф. Э. Дзержинский был назначен на еще более ответственный пост - председателем ВСНХ СССР. Это было вскоре после смерти В. И. Ленина.

Свою работу по руководству промышленностью Феликсу Эдмундовичу пришлось начинать в труднейшей обстановке. Страна переживала острый кризис со сбытом, вызванный чрезмерно высокими ценами на промышленные товары и крайне низкими ценами на сельскохозяйственную продукцию.

Кризис сбыта проявился сначала в легкой промышленности. Этот кризис явился отдельным экономическим феноменом, вызванным особыми причинами. Основной причиной было понижение платежеспособности населения, обусловленное, по-мимо общего тяжелого экономического положения страны, прогрессирующим влиянием инфляции.

Кризис усилился еще и потому, что в 1923 г. некоторые синдикаты и тресты грубо извратили директиву партии в борьбе за рентабельность, принятую на XII съезде РКП(б). Они сильно подняли оптовые отпускные цены на продукцию. Частные торговцы занимали в первые годы нэпа в торговле крупное место. Так, в 1922/23 г. 43,9 процента всего торгового оборота приходилось на долю частной торговли. Используя слабость государственной и кооперативной торговли, частники еще больше взвинтили розничные цены. Образовались широко известные в те годы "ножницы" между ценами на промышленные товары и сельскохозяйственные продукты. Промтовары стали более чем в три раза дороже продукции крестьянского хозяйства.

Высокие цены сделали товары малодоступными для населения. Крестьяне резко сократили покупки, хотя они очень нуждались и в ситце, и в керосине, и в обуви, и в сельскохозяйственном инвентаре.

Промышленной продукцией были заполнены склады предприятий, торговые базы, магазины, начались большие финансовые затруднения. Ряд фабрик выплачивали зарплату натурой- своей продукцией: ситцем, сукном, обувью, сахаром и т. п. А рабочие за полцены сбывали все это частным торговцам. В это время я работал в Анжеро-Судженском рудоуправлении в Кузбассе. Углем мы не могли выплачивать рабочим зарплату, поэтому рассчитывались талонами на Церабкооп. Рабочие, получившие по талонам товары, иногда продавали их торговцам.

В борьбе с кризисом сбыта Ф. Э. Дзержинский стал настойчиво проводить политику снижения цен на промышленные товары. И в этом он достиг больших успехов. В одном из своих выступлений Феликс Эдмундович рассказал:

"Когда меня год тому назад правительство назначило Председателем ВСНХ, моей первой работой было уважение спора между Ленинградом и Москвой, какой завод Резинотреста за-крыть - в Ленинграде или в Москве, ибо на складах Резинотреста скопилось более 8 млн. пар галош, и надо было производство сокращать, так как не было совершенно сбыта.

Что же мы видим сейчас? Как вам известно, цены на галоши были значительно снижены; на заводе "Треугольник", на котором в прошлом году в феврале работало около пяти тысяч человек, в этом году работает уже до 13 тыс. человек. Вместе с тем Резинотрест не может своими продуктами насытить и удовлетворить спрос рынка..."*

* ( Дзержинский Ф. Э. Избранные произведения, т, 2, с. 202-203)

Начавшись в легкой промышленности, кризис сбыта вскоре перешел на тяжелую промышленность: предприятия легкой и пищевой промышленности сократили потребление топлива, закупку оборудования; железнодорожный транспорт стал экономно расходовать уголь. Переход на твердую валюту благоприятно отразился на легкой и пищевой промышленности, особенно текстильной. Одновременно произошел резкий разрыв в темпах развития. Далеко ушла вперед текстильная промышленность, обувная, сахарная. Но чрезвычайно отстала черная металлургия: выплавка чугуна в 1923 г. составила 7 процентов, стали - 16,7 процента довоенного уровня*.

* ( См. Хавин А. ф. У руля индустрии, с. 8-9)

Особенно тяжелое положение создалось на крупных машиностроительных заводах. Троцкисты предлагали закрыть наши крупнейшие тогда заводы: Путиловский, Брянский, Сормовский, Коломенский, Луганский и другие - как убыточные и не загруженные. Партия при активном участии Ф. Э. Дзержинского отбила атаки троцкистской оппозиции. Заказы на новые паровозы были сокращены до уровня, обеспечивающего оставление в строю паровозостроительных заводов. Производство на судостроительных заводах сократилось до размеров, обеспечивающих сохранение ядра квалифицированных рабочих.

В 1924 г. разразился кризис со сбытом угля, который мне пришлось пережить в Кузбассе и бороться с ним, работая в Черембасстресте. Этот кризис пережили все угольные бассейны Советского Союза.

В докладе на 3-м Всесоюзном съезде Советов 15 мая

1925 г. Дзержинский так характеризовал причины кризиса:

"Мы знаем, что не так давно - года 3-4 тому назад - вся наша жизнь, как промышленная, так и хозяйственная, все наши победы зависели, наряду с продовольствием, от достаточного количества топлива. Топливо было тогда всем... Надо было прежде всего все силы бросить на этот фронт - на фронт топлива.

И мы видим, что из всех отраслей народного хозяйства развитие добычи каменного угля и развитие нефти раньше всех достигло максимального уровня. Затем, вместе с упорядочением транспортного хозяйства, расход на топливо на единицу работы стал мало-помалу сокращаться... Так, например, на железных дорогах на 100 паровозо-верст мы расходовали в 1921/22 г. 2,32 куб. сажени топлива, тогда как уже в этом году мы расходуем только 1,7"*.

* (Дзержинский Ф. Э. Избранные произведения, т. 2, с. 197-198 )

Однако уже 11 декабря 1925 г. в докладе на XIV Московской губернской конференции Дзержинский, говоря о положении с потреблением каменного угля, отметил определенные изменения:

"Мы должны были даже сокращать топливное производство вследствие несоответствия между развитием промышленности в Донбассе и другими отраслями... в прошлом году даже должны были пойти на сокращение количества рабочих, занятых в каменноугольной промышленности. Нам пришлось с 156 тыс. на 1 октября 1924 г. сократить на 1 апреля 1925 г. до 118 тыс. ...

Но как только наша металлургия стала оправляться и как только наши домны стали одна за другой пускаться, мы стали переходить в обратную полосу, в полосу недостатка топлива, в полосу недостатка кокса"*.

* (См. Дзержинский Ф. Э. Избранные произведения, т, 2, с. 319-320)

Обладая огромной силой хозяйственной ориентировки, Ф. Э. Дзержинский уже на одном из первых заседаний Президиума ВСНХ СССР 13 февраля 1924 г. дал несколько важных руководящих указаний о перестройке работы ВСНХ, о политике цен на продукцию промышленности, о деятельности синдикатов и стиле управления.

"Без определенного бюрократического аппарата, который работал бы с точностью часового механизма, управлять нельзя, - говорил Дзержинский. - ВСНХ должен быть таким точным аппаратом. Он должен быть укреплен и усилен, но вместе с тем то, что создает жизнь, не есть аппарат. Жизнь создает мысль и волю; жизнь и силу создает коммунистическая воля, воля советская, и осознание той задачи, которая перед нами стоит"*.

* (Там же, с. 12)

По мнению, высказанному далее Дзержинским, без мысли, без инициативы, без силы воли работников никакой аппарат не может выполнить задач, возложенных на ВСНХ. И далее он признавал, что управлять таким колоссально огромным делом, как промышленность, возможно только путем полного доверия работникам, которые назначены и которым дана ответственность за отрасль, трест или предприятие, во главе которых они стоят.

"Для того чтобы наш центральный аппарат действовал с точностью часового механизма,- продолжал Ф. Э. Дзержинский,- места должны иметь право возвышать голос и возражать, если они находят, что работа идет не так, как следует, и если вместо организации вносится дезорганизация; нельзя так слепо думать, что все, что исходит из центра, хорошо. Я, будучи на транспорте, указывал уполномоченным Наркомпути на дорогах, что они должны иметь право обращения и к наркому, и к заместителю его и вообще к кому следует с тем, чтобы иметь возможность действовать не точно по приказу, а как подсказывают жизнь, практика, ибо часто бывает, что приказ приводит к совсем другим действиям, чем ожидались от данного приказа"*.

* (Там же, с. 13)

Этим замечательным указанием Дзержинского не мешало бы пользоваться и нынешним хозяйственникам. Применение этого правила дало бы возможность избежать многих ошибок и просчетов, приводивших к большим непроизводительным затратам государственных средств. Мне, старому хозяйственнику, прошедшему школу управления Дзержинского и Орджоникидзе, не раз приходилось встречаться со случаями, когда, формально выполняя приказы и распоряжения, даваемые вышестоящими хозяйственными органами, руководители предприятий только портили дело.

Выступая на пленуме Совета съезда государственной промышленности и торговли 23 февраля 1924 г., Ф. Э. Дзержинский сказал:

- Я, работая почти три года на транспорте, убедился, что нельзя восстановить транспорт и железные дороги, не разрешая проблем металла, топлива, не разрешая вопросов товарообмена между городом и деревней. Но это сознание, к сожалению, еще не является господствующим среди очень ответственных наших работников, и, как следствие этого, возникает вопрос о противоречивости интересов промышленности и транспорта, о противоречивости интересов легкой и тяжелой промышленности. В результате мы имели неслыханно тяжелые затруднения для отдельных отраслей хозяйства. Нет согласованности по вопросу о заработной плате, по вопросу о темпе восстановительных работ и т. д.

После ознакомления с линией руководства, которую проводил ВСНХ, и состоянием различных отраслей промышленности Дзержинский выдвинул главнейшие задачи, на которых необхо-димо было сосредоточить все внимание ВСНХ. Это были вопросы восстановления и развития металлургии и машиностроения, проблемы топлива, борьба за увеличение производительности труда, всемерное сокращение себестоимости и снижение продажных цен на промтовары, за экономное ведение хозяйства - режим экономии, за изыскание средств для индустриализации Советского Союза.

В упорядочении товарооборота между городом и деревней в 1924-1926 гг. Ф. Э. Дзержинский сыграл важнейшую роль. Хотя он считал нецелесообразным занимать промышленность организацией розничной торговли, но, чтобы бороться со спекуляцией и добиваться снижения цен, пришлось вплотную заняться этим делом. И в короткое время была создана сеть розничных магазинов Текстильного синдиката, Москвошвея, Резинотреста, Кожсиндиката, Моссельпрома, "Жиркости" и др. Для оздоровления кооперативной торговли синдикаты и тресты были обязаны разрывать договора и прекращали отпуск товаров кооперативным организациям, которые взвинчивали Розничные цены на промышленные товары. Такими путями Дзержинский добивался экономического воздействия на стихию Рынка. И "ножницы" в ценах на промышленные изделия и сельскохозяйственные продукты к октябрю 1924 г. стали ощутимо сжиматься... а в 1925 г. их уже не было*.

* (См. Дзержинский Ф. Э. Избранные произведения, т, 2, с. 218.)

Используя свой опыт работы на транспорте, Феликс Эдмундович в первую очередь организовал энергичную борьбу с бес-хозяйственностью, расточительством, излишествами, очковтирательством и тому подобными нездоровыми явлениями.

Знакомясь с работой трестов и предприятий ВСНХ СССР, Дзержинский проанализировал отчетные материалы. Он установил крайне низкую производительность труда при одновременном сравнительно быстром росте заработной платы. Совместно с профсоюзами, руководствуясь директивами партии, он развернул широкую кампанию за повышение производительности труда. Ведь еще В. И. Ленин указал, что "производительность труда, это, в последнем счете, самое важное, самое главное для победы нового общественного строя"*.

* (Ленин В. И. Полн. собр. соч. т. 39, с. 21)

С этой целью Дзержинский призвал рабочих и хозяйственников к решительной борьбе за поднятие дисциплины труда, за полное использование восьмичасового рабочего дня, за который долго боролись до революции, за использование больших внутренних резервов. Неустанно заботясь об улучшении условий труда и жизни рабочих, он говорил им, что единственным путем для повышения реального уровня заработной платы и улучшения быта может быть лишь увеличение производительности. Он клеймил лодырей, прогульщиков, пьяниц, открыто критиковал отсталые настроения среди рабочих.

Энергичные и решительные меры, принятые Ф. Э. Дзержинским по снижению цен на промышленную продукцию, увеличению производительности труда и снижению себестоимости, привели после кризиса сбыта к бурному росту производства. Наша промышленность увеличила в 1924/25 г. производство по сравнению с предыдущим 1923/24 г. на 62 процента. Причем такой рост был достигнут без какой-либо посторонней помощи, только благодаря усилиям рабочего класса под руководством партии и вопреки предсказаниям наших врагов и реакционно настроенных ученых и экономистов. Этому способствовала и проведенная денежная реформа - переход на твердую валюту.

В конце 1924 г. и в 1925 г. значительно были снижены цены на топливо, промышленную продукцию.

На вопрос: "За счет чего же были снижены цены?" - Дзержинский ответил:

- За счет снижения себестоимости. Даже сравнивая себе-стоимость наших изделий за первый квартал 1923/24 г. со средней себестоимостью 1923/24 г., то мы получаем значительное сокращение себестоимости по целому ряду изделий. По углю в Донугле себестоимость уменьшилась на 20,5 процента, по доли на 26 процентов, по пряже - на 12 процентов. И если мы спросим, за счет чего же это снижение себестоимости продукции произошло,- продолжал Феликс Эдмундович,- то мы должны сказать, что произошло оно за счет улучшения нашего хозяйства, большого сбережения и экономии в топливе, сырье, инструментах, станках, большей экономии рабочего времени*.

* (См. Дзержинский Ф. Э. Избранные произведения, т, 2, с. 210)

Придавая огромное значение металлопромышленности, в состав которой тогда включались черная и цветная металлургия, машиностроение и электропромышленность, Феликс Эдмундович предложил ЦК партии и Совнаркому СССР назначить его председателем правления Главметалла. Это предложение было принято. В ноябре 1924 г. он был утвержден председателем Главметалла с оставлением председателем ВСНХ СССР и во главе ОГПУ.

Одну из важнейших задач ВСНХ СССР Дзержинский видел в том, чтобы СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, превратить в страну, производящую машины и оборудование*.

* (Зубов Н. И. Ф. Э. Дзержинский, с. 319)

Восстанавливались и входили в строй завод за заводом, домна за домной, мартен за мартеном. Только в 1924/25 г. было пущено 17 домен и 50 мартеновских печей. Производство металла возросло более чем на 200 процентов по сравнению с 1924* г.

* (См. Хавин А.Ф. У руля индустрии, с. 21)

Были восстановлены все заводы сельскохозяйственного машиностроения и электротехнической промышленности, начато создание производства самолетов, тракторов, автомобилей; приступили к созданию алюминиевой промышленности и других важных отраслей, которые обеспечивали прекращение нашей зависимости от ввоза из-за границы.

Ф. Э. Дзержинский, обладая большим государственным умом, далеко видел вперед. Он своевременно ставил перед партией и правительством ряд важнейших перспективных вопросов, связанных с ускорением промышленного развития и усилением оборонной мощи Родины.

Заканчивался восстановительный период, промышленность подошла к полному использованию основных средств производства. И Ф. Э. Дзержинский в мае 1925 г. на 3-м Всесоюзном съезде Советов в своем докладе впервые после В. И. Ленина выдвинул широкие задачи социалистической реконструкции: постройки новых заводов и фабрик, закладки и строительства новых шахт, переоборудования и расширения существовавших предприятий на уровне новейших достижений передовой зарубежной техники. Одновременно он поставил задачу

создания строительной индустрии, без которой немыслимо было решать вопросы индустриализации.

Первые шаги по реконструкции и расширению нашей промышленности и начало строительства новых заводов, фабрик и шахт связаны с инициативой и предложениями Дзержинского. Уже в план 1925-26 гг. было включено проектирование и начало строительства 117 новых заводов и 28 новых шахт на высоком современном техническом уровне с использованием новейших достижений зарубежной техники. На эти цели был выделен 151 млн. руб. На переоборудование, расширение, реконструкцию и капитальный ремонт ассигновали 660 млн. руб. Ассигнования на строительство новых шахт и реконструкцию угольной промышленности составили 64 млн. руб.*

* (См. Дзержинский Ф. Э. Избранные произведения, т, 2, с. 327-328)

На заседании правления Главметалла под председательством Ф. Э. Дзержинского 30 марта 1926 г. было принято решение о сооружении заводов-гигантов - Магнитогорского и Нижнетагильского металлургических и Уралмашзавода; на проектирование и подготовительные работы было отпущено 400 тыс. руб. А вскоре Главметалл издал постановление о строительстве Царицынского (Волгоградского) тракторного завода.

На намеченное большое строительство требовались огромные капиталовложения. Но где взять средства?

Видные специалисты считали, что большое строительство возможно лишь за счет капиталов, привлеченных из-за границы. Однако для этого нужно было признать и выплачивать долги царского правительства и идти в большую кабалу к капиталистам.

Троцкисты во главе с Преображенским, Каменевым и Пятаковым предлагали осуществлять индустриализацию за счет крестьянства, за счет повышения цен на промтовары, на которые был спрос в деревне.

В своем выступлении на Пленуме ЦК ВКП(б) в апреле

1926 г. Дзержинский убедительно доказал всю абсурдность предложения оппозиционеров проводить индустриализацию за счет деревни, представляющего нарушение ленинского завета бережно хранить и укреплять союз рабочего класса и крестьянства. Он назвал их (оппозиционеров) предложение "убийственным и для промышленности и для Советской власти". А на объединенном Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) 20 июля 1926 г. Дзержинский охарактеризовал предложение оппозиции, выдвинутое Пятаковым, о повышении цен на промтовары как "бессмысленное, антисоветское, антирабочее".

На вопрос о том, где взять средства для индустриализации, Феликс Эдмундович ответил, что средства можно взять, лишь создавая их.

- Этих средств сейчас у нас нет, чтобы мы могли немедленно поднять индустриализацию на недосягаемую высоту,- говорил он.- Средства создаются в процессе труда, их можно заработать. И мы можем их заработать.

Ф. Э. Дзержинский считал, что источники средств на социалистическую индустриализацию заложены в самом социально- экономическом государственном строе Советской власти; в общенародной собственности на землю, ее недра, леса, заводы и фабрики, транспорт и банки, в государственной внешней и внутренней торговле. Прибыль от всего этого, которая раньше оставалась в руках капиталистов, теперь принадлежала Советскому государству и должна служить делу индустриализации.

Но самым главным и надежным средством для осуществления индустриализации Дзержинский считал труд рабочих и крестьян и повышение его производительности.

Феликс Эдмундович требовал умелого и бережливого использования накапливаемых средств, проведения строжайшего режима экономии.

Борьба Ф. Э. Дзержинского с троцкистской оппозицией за сохранение единства партии и союза с крестьянством приняла особо острые формы на июльском объединенном Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) 1926 г. После своего горячего и страстного выступления на Пленуме Феликс Эдмундович 20 июля 1926 г., придя домой, скончался.

В обращении ЦК и ЦКК ВКП(б) "Ко всем членам партии, рабочим, трудящимся, Красной Армии и Флоту" говорилось:

"Товарищи! Сегодня партию постиг тяжелый удар. Скоропостижно скончался от разрыва сердца товарищ Дзержинский, гроза буржуазии, верный рыцарь пролетариата, благороднейший борец коммунистической революции, неутомимый строитель нашей промышленности, вечный труженик и бесстрашный солдат великих боев".

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, оформление, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2010-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://managementlib.ru/ "ManagementLib.ru: Менеджмент - библиотека для управленца"